Женщины

Мужщины

Дети

Анекдоты

                               Женщины

 

Тюрьма - не женское дело. Результаты тюремного мониторинга, выводы, рекомендации, рецензии, очерки, интервью. Сборник материалов. Сост. Л.Альперн. М., Центр содействия, 2000. 192 с. 
Женщины в российской тюрьме. Проблемы, свидетельства. Взгляд изнутри. Сборник материалов. Сост. Л. Альперн. М., Центр содействия, 2000. 84 с. 
Общественный центр содействия реформе уголовного правосудия - www.prison.org 

Рожали ли вы в тюрьме? Очерк в защиту материнства 
(Из книги "Тюрьма - не женское дело") 


Если вам довелось рожать в тюрьме, то вы получили исключительную возможность узнать массу таких подробностей, которые даже не снились другим женщинам: можно ли рожать в наручниках и присутствует ли при родах охрана; сколько времени роженица остается в роддоме и каким образом ее отвозят назад в изолятор; обыскивают ли младенца, когда он с матерью выезжает в суд; склоняют ли беременную к аборту; может ли мать воспитывать своего ребенка, если ей разрешили взять его в колонию, и многое, многое другое. 
Я, по счастью, в тюрьме не рожала, а со всеми этими подробностями ознакомилась, опросив три сотни женщин в нескольких колониях и следственных изоляторах. Но не из праздного любопытства, а из желания узнать подробнее о положении женщин в тех местах, которые давно и образно у нас называют "ад на земле". Потому с легкостью представляю себя на их месте. Так возможно ли материнство в... аду? 
"Мамочки" или "мамки" - самая одиозная часть женского тюремного населения. О них говорят с легкой иронией или даже совсем неодобрительно. Их считают тяжелой обузой пенитенциарной системы - ведь по закону они не обязаны работать, чтобы прокормиться; их нельзя водворять в карцер или штрафной изолятор даже за серьезные провинности; их нельзя сковывать наручниками при этапировании; им нужны специальные камеры и особые условия. Сложно с ними. 
Впрочем, все эти сложности служители закона легко обходят. К примеру, если "мамочку" нужно наказать, ее ребенка помещают в больницу независимо от состояния здоровья, а ее, соответственно, в карцер - это в том случае, когда она находится в следственном изоляторе. А если она отбывает наказание в колонии, то и таких сложностей не возникает - ведь матери в исправительных заведениях живут отдельно от детей. 
Основные упреки, обращенные в адрес матерей-заключенных, можно сформулировать так: "Они прикрываются детьми" или "Они рожают, чтобы облегчить себе условия", "дети им не нужны;", "Мамочки" - это не матери", "Они бросают своих детей". 
Но если вдуматься в эти упреки и даже допустить, что они справедливы в 90% случаев, то почему-то в голову приходят истории из обычной, "мирной" жизни, когда женщины рожают, чтобы привязать к себе мужа или даже чтобы получить большую квартиру для семьи. Все это кажется сущей ерундой по сравнению с теми трудностями, с которыми женщина сталкивается в местах лишения свободы. То есть материнство, как форма защитной реакции, гораздо уместнее и понятней именно в таких бесчеловечных условиях. Тем более если эти условия созданы государством. Значит, оно в определенной степени и в ответе за причины и следствия тюремного материнства. 
Тяжела жизнь за решеткой - тюрьмы переполнены, в них недокорм, туберкулез, отсутствие свежего воздуха и нормальной медицинской помощи. Но женщине вдвойне тяжелей - ко всему, у нее в организме происходят непрерывные циклические процессы, которые влияют на психику, вызывают взрывы эмоций, а то и беспричинной агрессии. Эти же процессы требуют дополнительных гигиенических условий, которые в наших тюрьмах не предусмотрены - час то в камерах нет горячей воды, не говоря уж о душе, гигиенические же принадлежности получают в основном те женщины, у которых есть родственники на воле, а таких немного. Законом выдача таких принадлежностей не предусмотрена - в этом можно усмотреть либо полное невежество законодателя, либо злой умысел. А так как наш средний законодатель - представитель сильного пола, то и просто - дискриминацию. Помнится, есть такой диск у Леннона: "Женщина - негр этого мира". Вот и приходится рвать на тряпки собственную одежду или тюремное добро - простыни, потрошить матрасы. 
Еще существуют выезды за пределы изолятора - в суд или на следственные действия, сопровождающиеся изощренными обысками, а в отдельных местах и обысками на гинекологическом кресле -трудно представить что-либо равное этому по степени унижения и антисанитарии. Контролеры с дубинками, "веселые ребята" с собаками, склоки и драки в переполненных камерах... И все это длится месяцами, а порой и годами. 
Теперь каждый легко представит себе состояние женщины, которая, узнав о своей беременности в изоляторе, не делает аборт, что тоже совсем не просто в тюремных условиях, а начинает ждать ребенка, о котором думает как о своем спасителе. Ей трудно, очень трудно: почти всю беременность женщины живут в "общаках" - в общих камерах, в которых порой одновременно находятся до 70-80 человек одновременно, гуляют вместе со всеми по часу в день, а остальное время дышат воздухом, в котором нет кислорода. Питание чуть лучше, чем у других, но это почти нельзя серьезно принимать в расчет. Однако теперь с ней уже не смеют обращаться как с бессловесной скотиной - это значит, что она получила наконец права и привилегии, дарованные ей законом и конституцией. 
В тюрьмах обычно нет условий для родов, исключением может служить разве что знаменитая "Матросская Тишина", где есть настоящая больница с реанимацией. Большинство узниц поэтому рожают в "вольных больницах" - как они говорят, - и условия у них "обычные", как на воле. Везут ли их рожать в клетке или с наручниками? Чаще всего нет, но такие случаи бывают.

Женские тюрьми

Женские татуировки